Аналитика :: Беларусь

Калийная война. Кремль посылает Минску сигналы поддержки?

Арест генерального директора «Уралкалия» — беспрецедентный и заранее проигрышный шаг. Москва вряд ли уступит перед таким наглым шантажом, а убытки от ответных санкций будут огромными. Так может показаться на первый взгляд — если рассматривать нынешнюю «калийную войну» с точки зрения отношений между двумя государствами.

Стась Ивашкевич, Naviny.by

Но если учесть последние события в России, похоже, что в этом конфликте Минск может рассчитывать на определенную поддержку Администрации президента РФ. Ведь удар по «Уралкалию» совпал с сильным давлением Кремля на политических покровителей этой компании.

Речь идет о последовательных атаках на бизнесменов и чиновников из окружения Дмитрия Медведева, которые начались сразу после возвращения Владимира Путина в президентское кресло. Многие аналитики называют это реваншем «теневого вице-президента» — неформального куратора российского ТЭК Игоря Сечина и его группы «силовиков», которые частично утратили свои позиции во время президентства Дмитрия Медведева.

Реванш «олигархов»


Как писали ранее Naviny.by, в 2008-2012 годах многие российские олигархи воспользовались ослаблением влияния Сечина и начали активно использовать администрацию Медведева в конкуренции за активы и ресурсы. Так, публичной пощечиной Сечину называли срыв обмена акциями «Роснефти» и «Бритиш Петролеум». Консорциум AАR заблокировал эту сделку в европейских судах при открытой поддержке «временного» президента. В результате проект, активно продвигаемый не только Сечиным, но и Путиным, был похоронен.

Урон престижу «силовиков» нанесла и консолидация российской калийной отрасли. В 2008 году тогдашний вице премьер Игорь Сечин развязал новое «дело Юкоса» против компании «Уралкалий», принадлежавшей Дмитрию Рыболовлеву. Но когда загнанный в угол олигарх, наконец, согласился продать свой пакет акций владельцу группы «ОНЕКСИМ» Владимиру Потанину, сделку, при поддержке Дмитрия Медведева, перехватила группа рейдеров во главе с дагестанским бизнесменом Сулейманом Керимовым. А после присоединения «Сильвинита» к «Уралкалию» Игорь Сечин открыто сетовал о том, что «его мнения об этом никто не спрашивал».

Окрыленное такими успехами окружение Дмитрия Медведева добивалось продления президентского срока своего шефа. По слухам, доносившимся из правящей партии, им удалось сколотить коалицию в «Единой России», где многие, в том числе бывшие близкие соратники Путина, окрещенные им «отрядом предателей», без энтузиазма ожидали возобновления «беспредела» сечинских «силовиков». Правда, обратная рокировка в результате состоялась, но коалицию во власти и бизнесе Медведев сохранил. В результате и последовало нынешнее противостояние президентской администрации с правительством.

Причем если в прошлом году российский Белый дом чувствовал себя настолько уверенно, что в открытую игнорировал многие директивы Кремля, то сейчас кабинет Медведева пропускает удар за ударом.

Реванш «силовиков»

К примеру, в начале года три правительственных телеканала развязали информационную атаку на вице-премьера РФ Аркадия Дворковича — в связи с его лоббированием интересов бизнесмена Ахмеда Билалова в энергетике. Дворкович тогда удержался, но в отставку был отправлен лояльный ему замминистра энергетики Павел Федоров, а Билалов, лишившись постов вице-президента Олимпийского комитета и руководящих должностей в компаниях-подрядчиках сочинской стройки, убежал в Европу от заведенного на него уголовного дела — по обвинению в растрате госсредств.

Еще более сокрушительным ударом по Медведеву стало расследование коррупции при строительстве его личного детища — инновационного центра Сколково. В результате в отставку отправилась одна из самых ключевых фигур в окружении премьера — руководитель аппарата правительства и по совместительству куратор Сколково Владислав Сурков.

Но какой бы болезненной ни была для правительства утрата главного закулисного манипулятора (Сурков — создатель и бессменный куратор «Единой России»), главной мишенью для сечинской группы (помимо самого премьера) остается Аркадий Дворкович.

Особенно острой ситуация становится в преддверие новой волны приватизации в РФ. Дворкович активно лоббирует скорейшую продажу крупных госактивов. Сечин же, наоборот, пытается этот процесс притормозить. В приватизации ряда активов заинтересован и он — чтобы выкупить их в интересах «Роснефтегаза» и, таким образом, вывести из-под непосредственного контроля правительства. Но после приобретения ТНК-ВР свободных средств у госхолдинга осталось мало и конкурировать с подшефными Дворковичу олигархами по цене ему сейчас вряд ли по силам.

В этом контексте удар по Дворковичу, нанесенный из Беларуси, если и не был скоординирован с Кремлем, то пришелся ему как нельзя более кстати.

Добить Дворковича


Во-первых, угрозы Минска передать материалы уголовного дела по «Уралкалию» следственным органам РФ могут ударить лично по Дворковичу и по его семье. Ведь жена вице-премьера Зумруд Рустамова после своего ухода из политики занимала и продолжает занимать высокие посты в структурах Сулеймана Керимова («Нафта Москва», «Полюс Золото»), которого Минск сейчас разыскивает через Интерпол.

И если отношения в рамках Белорусской калийной компании Кремлю, возможно, не столь интересны, то попутная информация, переданная белорусским Следственным комитетом, может касаться и других эпизодов деятельности «Уралкалия» и его акционеров, в которых, при желании, можно накопать и нарушения российского законодательства.

Крайне болезненным для дуэта Медведев-Дворкович является также посыл российским элитам о том, что правительственная «крыша» не способна защитить их бизнес даже от Лукашенко. Подумайте, мол, еще раз — стоит ли вам держать сторону премьера против Кремля.

Наконец, ситуация вокруг освобождения главы «Уралкалия» из белорусского СИЗО может послужить и формальной причиной для отставки если не правительства, то некоторых его фигур.

Напомним, Кремль уже пытался использовать Минск для этого в 1997 году. Тогда Борис Ельцин пытался избавиться от министра иностранных дел Евгения Примакова и послал его в Беларусь с миссией, казавшейся невыполнимой — добиться освобождения журналистов ОРТ Павла Шеремета и Дмитрия Завадского. Провал задания должен был послужить причиной отставки ельцинского конкурента. Но Примаков был близким политическим союзником Лукашенко, поэтому Минск просьбу российского МИДа демонстративно удовлетворил, проложив его главе дорогу к премьерству.

Теперь же события могут сложиться с точностью до наоборот. После того, как правительство РФ с ситуацией не справится, решение будет волшебным образом найдено при посредничестве фигуры, близкой к Путину. В результате в российском Белом доме опять полетят головы, а кто-то из окружения президента (возможно — новый кандидат в премьеры или вице-премьеры) получит большой политический капитал.

О желательности такого сценария для Кремля свидетельствует ряд сигналов.

Обещания второго фронта


Несмотря на то, что Кремль в конце концов также высказался за освобождение Баумгертнера (отметим, что заявление сделала далеко не самая высокопоставленная фигура — помощник президента Юрий Ушаков), Минску недвусмысленно намекнули не пугаться и стоять на своем.

Во-первых, в разгар конфликта Путин не забыл поздравить своего белорусского коллегу с днем рождения (в других ситуациях Кремль этой любезностью демонстративно пренебрегал).

Кроме того, в день ареста Баумгертнера президент РФ в очередной раз призвал российские компании вернуть акционерный капитал на родину, подчеркнув, что особенно это касается тех, кто разрабатывает недра. И хотя обращение было высказано на совещании по поводу угля, акционерам «Уралкалия», управляющим компанией через швейцарские оффшоры, был послан явно неблагосклонный сигнал.

Наконец, Игорь Сечин выступил на стороне Лукашенко в открытую, опротестовав решение «Транснефти» о сокращении поставок в Беларусь. При этом руководитель «Роснефти» не исключил, что может компенсировать белорусским НПЗ недостаток трубопроводного сырья поставками по железной дороге. Правда, поддержка эта — пока не более чем обещания, но и санкции российского правительства находятся пока в стадии угроз.

Таким образом, скрытая поддержка Лукашенко в Москве может компенсировать нашей стране санкции со стороны правительства РФ, по крайней мере частично — дополнительными поставками нефти (и, возможно, ее беспошлинным реэкспортом), возможно — новым кредитом АКФ ЕврАзЭС. Но, как бы то ни было, «Уралкалий» вряд ли сможет долго ждать развязки.

Как сообщают участники рынка, нынешняя ситуация чревата для «Уралкалия» потерей новых контрактов в пользу канадских конкурентов.

Таким образом, если запугать Минск с наскока не удастся, долгая осада может оказаться российской компании не по силам. Поэтому в ближайшее время Сулейману Керимову, видимо, придется идти на компромисс — поделиться клиентами, уведенными от БКК, или же выплатить Беларуси денежную компенсацию.

Вероятно, в той или иной форме сверка позиций конфликтующих сторон состоится уже сегодня в Москве, где пройдет заседание российско-белорусской межправительственной комиссии. Россию будет представлять Аркадий Дворкович, Беларусь — первый вице-премьер Владимир Семашко.