Гомельская урбанистика: новые градостроительные проекты и экологическая безопасность

Сегодня строительный комплекс является одним из ведущих сегментов белорусской экономики. То обстоятельство, что у строителей и проектировщиков есть работа, не может не радовать. Но всегда ли интересы отдельных отраслей сочетаются с интересами всего общества?

Зона повышенного риска

Для Гомеля строительный комплекс и его загруженность достаточными объемами работы имеет, может быть, даже несколько особое значение. Со времен «второй индустриализации» 1960-1970-х годов в городе действуют крупные строительные объединения с тысячными коллективами работников. Обеспеченность их заказами — это зарплаты и «хлеб» для множества семей. При этом спрос на наших строителей есть и далеко за пределами Беларуси. Достаточно сказать, что в период финансового кризиса 2011 года на работу в Россию выехало несколько тысяч строителей Гомельской области. По официальному признанию гомельских руководителей, это убыль рабочей силы тогда равнялась двум строительным трестам. При этом, российские работодатели с ходу обеспечивали белорусским гастарбайтерам зарплату в 1000 у. е. В условиях открытого рынка рабочей силы и такого рода конкуренции гомельские наниматели должны обеспечивать своим строителям если не такой, то хотя бы приближающийся уровень зарплаты. Все это делает наличие строительных подрядов крайне актуальным...

К сожалению, строительство и связанное с ним распределение жилья часто является «зоной повышенного риска» и областью реализации различных коррупционных схем. Характерным примером этого является дело бывшего мэра Гомеля Виктора Пилипца.

Еще строительство по своей природе всегда было инструментом масштабного вторжения в природную среду. Это — неизбежная реальность, но в любом случае, проектировать застройку и выбирать площадки под нее, расчищать место будущего строительства можно по-разному. Определяющим тут является цели — намерены ли мы в результате сооружения новых домов, дорог и бытовых объектов обеспечить максимально комфортную жизнь себе и будущим поколениям? Или задача заключается в другом — сорвать денежный банк здесь и сейчас? А потом — хоть трава не расти. И в прямом, и в переносном смысле...

Исторически-экологическая гармония

В начале XIX столетия застройка Гомеля стала вестись хотя бы частично в соответствии с общим планом. Тогда же, при «просвещенном» графе Николае Румянцеве, наметилась и такая особенность, как стремление вписать контуры города в окружающий ландшафт. Правда, это все касалось почти исключительно графского дворца и парка, возведенных на живописных кручах сожского правобережья. При этом густые сосновые леса, покрывавшие ранее эту местность, были безжалостно вырублены. Тем не менее, уже к концу 19 столетия в Гомеле, кроме частного парка Паскевичей, вход в который для рядового жителя был затруднен, было разбито несколько общественных парков и скверов — Гоголевский сквер в районе нынешней улицы Билецкого, Городской сад на месте пустыря и пожарного пруда на Румянцевской (ныне — «Пионерский сквер»), и другие. Время от времени Гомельская дума изыскивала в небогатом городском бюджете средства для озеленения. Например, в конце XIX века деревья были высажены на улице Замковой (ныне — проспект Ленина). Но основное «озеленение» велось горожанами стихийно — почти при каждой жилой усадьбе его жители стремились разбить фруктовый сад. Гомель того времени просто утопал в яблоневых садах, и даже книги по экономической географии 1960-х годов отмечали эту особенность нашего города. В годы Второй мировой войны пострадали не только жители Гомеля, дома и заводы, но и многочисленные аллеи и сады на его улицах. Но уже при первых восстановительных работах в 1944-1945 годах принимались меры и к озеленению города.

Городские архитекторы сознательно проектировали «зеленый» Гомель. В 1950 году главный архитектор В. Чернышов, представляя Генеральный план развития Гомеля, отмечал, что сетка городских улиц в прошлом была заложена удачно, и градостроительство значительно облегчает своеобразный ландшафт нашего города — многочисленные зеленые массивы, широкие просторы южного берега Сожа. Характерно, что сектор индивидуальной застройки в центре Гомеля планировалось использовать также как «зеленую зону» — легкие города. Предполагалась еще «парковая полоса» вдоль набережной, состоящая из ряда скверов и бульваров между Киевским, Артемовским (Крушевским) и Волотовским спусками, связанных между собой перекидными мостиками. Намечалась также разбивка парков в Центральном и Залинейном районах, а также в излюбленном месте отдыха гомельчан — на Пролетарском (Мельниковом) лугу. Общая площадь зеленых насаждений должна была составить 315 гектаров.

В 1950-1960 годах, по многочисленным свидетельствам и фотографиям, Гомель производил впечатление настоящего южного города — его центральные улицы почти на всем протяжении украшали густые кроны многочисленных лип, каштанов, тополей и плакучих ив.

Конечно, безоглядно идеализировать подходы в градостроительстве того времени тоже нет оснований. И тогда окружающей среде наносился невосполнимый ущерб. Чего только стоит одно непродуманное проектирование Гомельского завода суперфосфатных удобрений (ныне — ОАО «Гомельский химзавод»), выполненное без учета розы ветров. В результате этого вредные выбросы химзавода большую часть года воздушные массы относят на территорию Советского района. Но все же мотивация проектировщиков и строителей того времени была иная, ущерб, если и наносился — то по непродуманности и неосторожности. Соответственно, и масштабы его были иными...

Лучшие из руководителей строительного комплекса Гомеля были весьма внимательны к окружающей природе. Так, в 1970-х годах управляющий трестом № 10 (ныне — ОАО «Гомельпромстрой») Иван Золотухин лично мог обращать внимание на каждое дерево, оказавшееся в пределах строительной площадки, и требовать его сохранения. Свидетельством того являются яблоньки, сохранившиеся от бывшего частного сектора прямо во дворах панельных многоэтажек по улице Старо-Черниговской, Барыкина и во многих других районах.

В конце 1980-х — в начале 1990-х тенденция начала круто меняться...

Несостоявшаяся Венеция

К сегодняшнему дню в результате своеобразного «благоустройства», уплотнительной застройки и т. п., Гомель утратил статус самого зеленого города Беларуси. Как и почему это произошло?

Сегодня, несмотря на требования законодательства и различные нормативные положения, экология на деле не является приоритетным требованием при проектировании и строительстве. В реальности определяющим является коммерческая прибыль, и другие сопутствующие соображения. Иногда — как показывает дело экс-мэра, решения принимаются и в рамках пресловутых «откатов» и прочих схем. Характерным примером отступления от прежних подходов и даже утвержденных генпланов может служить развитие микрорайона «Мельников луг». В начале 1970-х годов в Гомеле приступили к одному из первых в республике экспериментов по строительству жилого микрорайона на гидронамывной подушке в пойменной долине реки Сож. Институт «Гомельгражданпроект» под руководством его директора Карамышева разработал проект, и на месте Бурого болота между восточной окраиной Гомеля (улица Подгорная), Прудком и деревней Волотова начали намывать песчаную площадку для будущего жилого массива.

Уже на стадии проектировании новый микрорайон был назван «Гомельской Венецией». Помимо мощной социальной инфраструктуры в виде школ, детских садиков, поликлиник, домов быта, билетных касс, бассейнов и много другого здесь предполагалось создание экологически безопасных условий проживания. Используя систему местных водоемов, и соединив реку Сож, его старое русло, озеро, впоследствии получившее наименование «Обкомовского», Волотовское озеро и речку Волотова с помощью искусственного канала, предполагалось не только регулировать уровень подземных и наземных вод, но и организовать для жителей зону отдыха. С пляжами, купальнями и гребным каналом для спортсменов. Именно это и давало основания для столь поэтических сравнений, как «Гомельская Венеция»... Кроме водных каналов, микрорайон «Пролетарский луг» предполагалось закольцевать широкими зелеными бульварами для пешеходных прогулок.

Сегодня предусмотренная Генеральным планом 1970-1980-х годов модель развития микрорайона потерпела серьезные изменения. Оставим за скобками значительное отставание в формировании социальной инфраструктуры — дефицит детских садиков, школ, поликлиник в новых микрорайонах Гомеля стал уже притчей во языцех. Анализ причин социального недофинансирования не является темой данной статьи. Но вот сохранение растительного мира на данной территории, казалось бы, почти не требовало никаких капитальных затрат. Более того, сама природа предоставляла здесь ей самой «оборудованное» прекрасное место для отдыха. Берите и пользуйтесь, только не портите... Но, тем не менее, ответственные чиновники не поскупились на финансирование проектов, сильно разрушивши все естественные преимущества этого района...

Начать следует с того, что организация зеленых пешеходных бульваров здесь не состоялась. Зато на пустующих площадках были построены сразу три гипермаркета. Надо отметить, что в мировой практике — в той же Чехии, Польше, Германии, и в соседней России, общепринятым правилом является строительство гипермаркетов за чертой города — чтобы не создавать ненужной транспортной перегрузки и неудобства местным жителям. В данном случае гипермаркеты были построены едва ли не вплотную к жилым домам.

Невзирая на то, что местный ландшафт просто приспособлен для того, чтобы вписать в него небольшие скверы, детские площадки и прочие места отдыха, ничего подобного здесь не делается. Более того, даже оставшиеся небольшие «зеленые пятачки» продолжают застраиваться. Так, через некоторое время после открытия гипермаркета «Линия» (ныне — «Евроопт») небольшие магазины в близлежащих домах постепенно закрылись. Тем не менее, в 2014 году на оставшихся небольших лужайках было построено два двухэтажных здания под коммерческие объекты. Зеленая зона и место для прогулок с детьми и отдыха еще сократилось, но и возведенные на их месте объекты до сих пор пустуют, украшенные «праздничными транспарантами» с надписью «Аренда». Долгостроем это назвать нельзя — сооружалось все быстро. Скорее, это можно обозначить как «долгий поиск арендатора». Пока еще никто не рискнул начинать свой бизнес в тени крупного многофункционального гипремаркета. Аналогичная история имеет место и в микрорайоне «Старый Аэродром». Здесь в 2013 году местным жителям при участии активистов Белорусской партии «Зеленые» и Оргкомитета Белорусского социального движения «Разам» удалось путем сбора подписей отстоять большую часть деревьев от вырубки при реконструкции «Бульвара строителей». Тем не менее, тут на зеленой зоне все же было сооружено здание под кафе и прочие развлекательные цели. Несмотря на то, что буквально напротив пустует уже в течение многих лет бывший ресторан «Журавинка». Теперь напротив него также сиротливо возвышается и новое «кафе» — рискованных арендаторов по-прежнему не нашлось. Какие же расчеты принимаются во внимание при сооружении таких малоперспективных объектов?

В обход на Восток

Одним из самых масштабных проектов последних лет стало строительство Восточного обхода — автомагистрали, призванной разгрузить центр города от транспорта и соединить Новобелицу с Гомелем через новый мост. Задача, безусловно, актуальная. Но вот ее исполнение с экологической точки зрения вызвало много вопросов. К строительству новой дороги приступили весной 2010 года. «Восточный обход» должен был пройти через традиционную зону отдыха гомельчан на Мельниковом лугу. Таблички, указывающие на природоохранную зону, еще не были убраны, а бульдозеры и прочая тяжелая техника уже вели работы в прибрежной пойме. Многочисленные деревья и кустарники были вырублены, выкорчеваны, часть пойменных лугов оказалась под многометровой песчаной насыпью для полотна будущей дороги. Естественная пойменная и луговая растительность была уничтожена в полосе шириной в несколько сот метров и длиной в несколько километров от правого берега реки Сож до Волотовского озера. Можно ли было избрать для Восточного обхода другой маршрут? Или вести дорожно-строительные работы так, что бы нанести окружающей среде минимальный урон? Вопросы эти остаются риторическими, поскольку реальные общественные слушания по этой проблематике не проводились, независимые эксперты не привлекались. Письменные протесты от БПЗ и других общественных организаций по этому поводу были, фактически, проигнорированы.

Помимо этого, вопросы к проекту есть и со стороны его главной, функциональной составляющей. Автору удалось обсудить непосредственно транспортный аспект вопроса со специалистами из Института «Гомельгражданпроект». Они высказали скепсис в отношении того, насколько обход, выполненный по данной схеме, позволит реализовать свою основную задачу — разгрузить центр города от автотранспортных потоков. Уже сегодня в районе перекрестка улиц Хатаевича и Советской в часы пик наблюдаются пробки. Поэтому, по мнению специалистов, в случае, если сюда хлынет дополнительный поток транспорта с Восточного обхода, ситуация только ухудшится.

Но пока транспортная логистика остается абстрактной проблемой — работы по строительству Восточного обхода ныне заморожены. Нет средств. Уже частично выполненная подсыпка подвергается эрозии, размывается и оседает. Кое-где уже появляются и трава, и кустарник. Природа все равно берет свое?

Заречные дали гомельского градостроительства

На время было приостановлено также и строительство дороги, призванной соединить улицы Каменщикова и Ефремова. В ходе этих работ было спилено большое количество деревьев вдоль улицы Лепешинского, рядом с бывшим фольварком Паскевичей. Кстати говоря, на этом весьма живописном месте давно запланирован ботанический сад. Но вот на этот проект, в отличие от вышеупомянутых и других многомиллионных реконструкций и благоустройств, денег в бюджете пока нет.

Наиболее же амбициозным проектом, предусмотренным ныне действующим Генеральным планом развития Гомеля, является благоустройство зеленой зоны за центральным городским пляжем. Эта часть левобережья Сожа представляет собой лесопарковую зону, состоящую из высоких лиственных деревьев, зарослей кустарника и луговой растительности. С давних времен, вместе с имеющимися тут водоемами (Володькино озеро) — любимое место отдыха гомельчан. Уникальность его заключается в том, что здесь, в двух шагах от центральной части города, почти в первозданном виде сохранился естественный пойменный ландшафт. Помимо растений, тут иногда встречаются даже представители животного мира, характерные для такого рода природных территорий. Например, несколько лет назад сюда забрел «краснокнижный» бобр.

Но нынешним градостроительным планам предусмотрена радикальная перемена этого пейзажа — на место пасторальных тропинок и полянок должны придти плитка и бетон. Здесь будут проложены дорожки, установлены скамейки и фонари. С одной стороны, вроде бы и благое дело. Но мало ли у нас в городе асфальтобетонного покрытия, бордюров и «малых форм»? Желающие насладится прогулкой в «каменных джунглях» всегда могут найти себе подходящее для этого место. А вот уголков живой природы становится все меньше. Даже если проведение благоустройства и необходимо в заречной зоне, то делать это следует в максимально щадящем режиме, с применением природосберегающих технологий.

В последние тротуарная бетонная (цементно-песчаная) плитка находится на пике своего бума при организации покрытий пешеходных зон в Гомеле. По вполне понятным коммерческим причинам. Кстати говоря, производители на своих сайтах рекламируют плитку как безусловно экологичный материал. Однако эти характеристики опровергаются как экономическими конкурентами плитки, например, производителями клинкерного кирпича, так и независимыми экспертами. Возможно, плитка и выигрывает в экологическом отношении по сравнению с асфальтом. Но на самом деле, при производстве тротуарной плитки применяться как опасные асбестовые смеси, так и химические красители и полимеры.

Поэтому вместо нее для покрытия парковых дорожек можно использовать иные материалы, не причиняющие также и механических проблем почве и не нарушающих корневое питание местной растительности. Например, кирпичную или керамическую крошку или иные виды подсыпки.

Сегодня власти стараются активно подражать Западной Европе, в том числе и в копировании образчиков тамошней урбанистики. Однако плитка и бетон, которые выезжающие на программы госчиновники могут увидеть где-нибудь в Германии или Швеции, как и милая их сердцу упорядоченность и разлинеенность — это уже вчерашний день западного градостроительства. Также наломав в свое время дров в погоне за объемами строительных работ и освоением материалов, а значит — за прибылями и барышами, местные менеджеры, под давлением общества, сегодня вынуждены следовать уже совершенно другим приоритетам. Экологичность там — на первом месте. Ныне огромные средства в Европе тратятся на рекреацию природной среды, а естественные ландшафты и природные объекты стоят там больших денег. Неужели мы обречены повторить чужие ошибки и в порыве подражательства давно устаревшим урбанистических и социальным моделям, уничтожить нашу неповторимую природу южной Беларуси и одной из ее жемчужин — Посожья?

Впрочем, по поводу необходимости убрать весь город в плитку или сохранить уголки живой природы могут быть разные мнения. Все точки зрения должны быть учтены. Но проблема в том, что реальной общественной дискуссии по этим вопросам не проводится. Генеральный план развития Гомеля разрабатывается группой узких специалистов, проходит экспертизу в государственных органах и в конечном итоге утверждается представителями вертикали. Ранее белорусское законодательство предоставляло хотя бы формальную возможность для подключения общественности к такого рода обсуждениям — через механизмы Орхусской конвенции, ратифицированной Беларусью. Теперь даже эти скромные возможности ограничены — согласно последним нормативным изменениям, к «обсуждению» теперь может быть приравнено простое информирование населения.

Поэтому сегодня столь важно активное включение общественных организаций и всех неравнодушных и инициативных граждан в обсуждение общих планов развития города и каждого локального проекта. К обсуждению будущего нашего Гомеля и наших детей...