Так быть ли белорусскому закону о запрете гей-пропаганды?

Этим вопросом белорусские правозащитники и ЛГБТ-активисты озаботились ещё в январе этого года, когда был опубликован план подготовки законопроектов на 2014 г., утверждённый Указом президента Республики Беларусь N 572 от 27 декабря 2013 г. Под номером 2 в плане упоминался законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Уж очень формулировка напоминала плачевно известный Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях защиты детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей» от 29 июня 2013 г., N 135-ФЗ.

Немного истории

Примечательно, что первыми тревогу забили именно гомельчане. Гомельский ЛГБТ-активист Вадим Крюк инициировал кампанию против гомофобных законов в Беларуси. В январе он направил официальные запросы во все госорганы, значащиеся в качестве разработчиков нового законопроекта. Вскоре пришли ответы, но, как это часто случается в нашей стране, весьма расплывчатого содержания.

Отчасти ситуацию прояснила председатель постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания РБ по законодательству Людмила Михалькова: «... разработка проекта Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» направлена на установление законодательных гарантий и организационно-правовых механизмов защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью (физическому и психическому) и развитию, в том числе печатной, аудиовизуальной и электронной продукции, посредством электронных и компьютерных игр, культурно-зрелищных мероприятий, пропагандирующей насилие, жестокость, порнографию и антиобщественное поведение. В целях применения комплексного подхода к обеспечению защиты детей от соответствующей информационной продукции предполагается внесение изменений и дополнений в законы Республики Беларусь «О правах ребёнка», «Об информации, информатизации и защите информации», «О средствах массовой информации», «О кинематографии в Республике Беларусь», «Об электросвязи» и Закон Рэспублiкi Беларусь «Аб выдавецкай справе ў Рэспублiцы Беларусь». Заместитель Министра образования РБ В. В. Якжик добавил, что изменения и дополнения будут внесены также и в Закон РБ «О рекламе».

Все ответившие заверили Вадима Крюка в том, что подготовка законопроекта будет вестись в соответствии с Конституцией, актами Президента, законами и соответствующими международными обязательствами РБ, однако никто не отреагировал на обеспокоенность активиста возможным дискриминационным эффектом нового законодательства. Такие термины, как «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность», не упоминались в ответах госчиновников. В соответствии с планом, сроком подготовки законопроекта является август 2014 г., а срок его внесения в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь обозначен декабрем 2014 г. Как и следовало ожидать, текста законопроекта до сих пор нет в открытых источниках, неизвестно, существует ли он вообще, но, по всей видимости, работа над ним велась.

19 мая этого года в эфире ток-шоу «Позиция» на ОНТ член белорусского парламента Вадим Девятовский заявил о том, что работа ведётся в направлении усиления санкций по определенным категориям преступлений в отношении несовершеннолетних, введения ответственности за психологическую подготовку ребенка к противоправным сексуальным отношениям (грумингу), хранение порнографических материалов с изображением детей.

Примут или нет?

Всё, что происходит в белорусской законодательной сфере (да и не только в законодательной) достаточно непредсказуемо. Можно только делиться догадками на этот счёт. Ещё в прошлом году на «Партизане» прошла информация о возможной рекриминализации гомосексуальности в ближайшее время, которая впоследствии была опровергнута спикером белорусского парламента. Тот же Вадим Крюк, когда работал в РМОО «Встреча», рассказывал о разговоре с юристом. Тот был убеждён в том, что белорусский анти-геевский закон будет гораздо жёстче российского, предусматривая не только административную, но уголовную ответственность, что в деталях обсуждалось на Минской коллегии адвокатов.

С другой стороны, времена меняются, да и ситуации с ЛГБТ-сообществами в России и Беларуси несопоставимы. Уверен, что Путин сам не ожидал такого международного резонанса, серьёзно ударившего по репутации страны, тем более, накануне Олимпиады в Сочи. К моменту принятия закона в России имелось достаточно сильное и видимое ЛГБТ-движение, что сделало его для российских властей весьма удобным образом внутреннего врага. Отличный громоотвод для измученного нищетой и бесправием населения!

А что в Беларуси? ЛГБТ-движение находится на зачаточной стадии развития и видимым его никак не назовёшь. Валить на него все наши беды ну уж совсем выглядело бы абсурдным. А если предположить, какую шумиху это поднимет на Западе, да ещё в преддверии президентских выборов, идея покажется и совсем уж нелогичной. В Беларуси справились и без гомофобного закона. Запугали директора единственного в стране гей-клуба, который вынужден был его закрыть. Потягали по КГБ и МВД учредителей гей-организации, которые в страхе за собственную безопасность вышли из её членства. Вынудили покинуть страну белорусского гей-лидера Сергея Андросенко.

В декабре прошлого года власти сделали всё возможное для того, чтобы не состоялась знаковая общественно-политическая акция белорусских ЛГБТ — «Минский гей-прайд 2013». Не пришлось даже особенно задействовать силовые структуры. Оказалось достаточным надавить на частных арендодателей, которые под разными вымышленными предлогами отказались от предоставления помещений для мероприятий Прайда. А в этом году акцент деятельности большинства белорусских ЛГБТ-групп и активистов окончательно сместился с политики в сторону культурно-просветительских проектов. Так что задействовать дополнительные законодательные усилия для возможного контроля ЛГБТ-активистов не имеет никакого смысла.

Поменялась и геополитическая обстановка в регионе. Всё внимание приковано к российско-украинскому конфликту, на котором уже успели сколотить политический капитал оба президента союзного государства. Для России поиск внутреннего врага временно перестал быть актуальным. Зачем же, когда есть внешний? Вероятно этим и объясняется судебное решение о запрете широкой интерпретации «закона о гей-пропаганде». Kак-то не до вас пока, господа геи. В любом случае, наслаждайтесь временной передышкой.