Гомель: приграничье БНР?

 

25 марта 1918 года – одна из важнейших дат в истории суверенной Беларуси. Именно в этот день Беларусь как самостоятельная единица впервые появилась на политической карте мира. Второй Уставной Грамотой Белорусской Народной Республики (БНР) было определено: «Беларусь в границах расселения и численного преобладания белорусского народа провозглашается Народной Республикой». Неудивительно, что после принятия Декларации о государственном суверенитете Белорусской ССР и переименования в Республику Беларусь 19 сентября 1991 года Верховный Совет Республики утвердил государственную символику БНР.

В те годы территория БНР не обрела четко очерченных границ, но в то же время действовала Временная конституция, имелся институт гражданства (печатались паспорта граждан БНР), были печать, флаг, герб и гимн, формировались вооружённые силы, издавались почтовые марки.

В 1919-1920 годах БНР де-юре признали Украинская Народная Республика, Литва, Латвия, Эстония, Чехословакия и Финляндия, де-факто – Германия, Болгария, Турция. В этих странах открылись дипломатические и военно-дипломатические миссии, консульства и представительства.

Стоявшие у истоков БНР лидеры, продолжая традиции ВКЛ, стремились к независимости Беларуси, к возрождению белорусской истории и культуры.

Российская Империя рухнула, и без БНР на её руинах невозможным было бы провозглашение 1 января 1919 года БССР.

В событиях связанных с формированием БНР редко вспоминают Гомель, ведь согласно договору между германским блоком и Украинской Радой от 9 февраля 1918 года белорусское Полесье было включено в состав гетманской Украины, а в марте официально был передан и Гомельский уезд с городом Гомелем. В городе был назначен украинский комендант, руководство железнодорожным узлом и промышленностью подчинено Киеву. С 1 марта 1918 года Гомель был оккупирован немецкими войсками.

Тем не менее, показательно, что даже в такой геополитической ситуации Гомельщина внесла свой вклад в формирование Белорусской Народной Республики.

Расклад политических сил в Гомеле к началу 1918 года

Когда в условиях Первой мировой войны пробудились национальные движения, Гомель оставался на распутье. Примерно половину его жителей   составляли евреи, и именно представители этого народа задавали тон в экономической, культурной и общественно-политической жизни города. С ними отчасти конкурировали староверы. Администрация и школьное дело были российскими или сильно русифицированными.

Гомель был значительным центром сионистской и бундовской активности. С 1904 года здесь действовал Полесский комитет РСДРП, стоявший на меньшевистских позициях.

С осени 1915 года Гомель вошел в тыловую зону Западного фронта и стал местом развертывания вывезенных из Польши и западно-белорусских губерний предприятий и учреждений. За счет эвакуированных, беженцев и тыловых военных частей численность населения выросла до 84 тыс. человек. В городе был развернут  крупнейший в тылу Западного фронта этапно-распределительный пункт (около 9 тыс. солдат), с десяток госпиталей, хозяйственная база Западного фронта, не говоря уже о многочисленных воинских частях. Именно военные в значительной степени определяли политическую ситуацию в городе в моменты революционных сдвигов: фронтовики составляли влиятельную группу в Гомельском Совете рабочих и солдатских депутатов, получили доступ в Городскую думу, они же станут главной опорой большевиков в октябе-ноябре 1917 года.

Белорусского слова в политическом разноголосье Гомеля почти не было слышно. Напротив, поначалу город едва не превратился в очаг сопротивления национальному самоопределению. 23 апреля 1917 г. в помещении управления Полесских железных дорог собралось около двухсот человек, актив которых составляли эвакуированные из Вильно деятели – в основном педагоги и служащие. Собравшиеся ощущали себя белорусами, но собрались протестовать против создания в Минске «Белорусского национального комитета» и его программы белорусской автономии в составе демократической Российской Федерации учреждения краевого органа управления – Белорусской Рады.

Созданый на собрании «Союз Белорусского Демократии» возглавил известный “западно-русс”, редактор виленской газеты «Северо-Западная жизнь» Павел Коронкевич. Союз заявил о своем намерении «всячески противодействовать стремлению некоторых белорусов к автономии» и к использованию белорусского языка в обучении, а предложение БНК провести 24 – 25 июня 1917 года  «Дни свободной Беларуси» П. Коронкевич и его союзники призвали бойкотировать.  В то же время  программа “гомельских белорусов”  предусматривала широкое самоуправление Беларуси на демократических началах в составе России, территориальную целостность края” с городом Вильно как главным культурным центром”. Не известно, каким путем пошла бы эволюция “гомельских белорусских демократов”, но деятельность союза после 1917 года была прекращена, а события разбросали по свету его участников.

Однако такое проявление “белорускости” не стало ни последним, ни определяющим. На выборах во Всероссийское Учредительное собрание в ноябре 1917 года Гомель уже сумел сформировать свой список «Белорусских организаций». Хотя список и занял последнее место из всех национальных списков, он всё же собрал  337 сторонников и обошёл блок землевладельцев.

Вклад гомельчан в дело БНР

Парадоксально, но Гомельщина, удалённая от центров национального движения – Минска и Вильно,  – внесла немалый вклад в борьбу за белорусскую республику.

В декабре 1917 года для решения судьбы Беларуси в Минск съехалось, как сказано выше, около двух тысяч человек – представители всех политических и общественных структур края.  Мозырь и Речица послали в столицу своих делегатов, а гомельчане снарядили целую группу во главе с председателем городской думы Иосифом Боборыкиным. Лишь Полесский комитет большевиков отказался от участия в съезде, поскольку его председатель Мендель Хатаевич сослался на отсутствие именного приглашения.

Примечательно то, что сам судьбоносный съезд мог бы и не состояться, если бы не уроженец Лоевщины Евсей Канчер. Он не только смог убедить московское большевистское руководство в необходимости «пойти навстречу белорусам», но и добыл у Совета Народных комиссаров Российской Республики 50 тысяч рублей на его проведение. Съезд в течение целой недели никак не мог определиться с повесткой и оргвопросами и начал свою работу лишь после приезда Канчера в Минск.

Когда 21 марта 1918 года при приближении кайзеровских войск большевистский Облисполком срочно покинул Минск, бросив столицу на произвол судьбы, бывший президиум Всебелорусского съезда организует  Народный секретариат для представления интересов края и подготовки документов о провозглашении Белорусской Народной Республики. Первая и Вторая Уставные грамоты БНР составлялись на минской квартире гомельского предпринимателя и деятеля еврейского социалистического движения М. Гутмана. Он же стал одним из авторов этих первых актов белорусской государственности.

В состав Народного Секретариата вошла и подписала Третью Уставную грамоту о независимости БНР уроженка Новобелицы Полута Бодунова.  Ни в Украине, ни в Польше, ни в Литве нет подписи женщины на актах о независимости. П. Бодунова осталась единственной женщиной-министром среди правительств всех новообразованных республик. Вскоре она станет “двойником” знаменитой российской эсэрки Марии Спиридоновой – возглавит Белорусскую партию эсэров, будет организовывать антиполькую партизанскую борьбу, вести переговоры в Москве о сохранении Белорусской республики после краха БНР. Она останется одной из самых влиятельных фигур белорусского движения в 1920-е годы и, опять-таки, разделит судьбу М. Спиридоновой – в 1937 будет арестована в Гомеле и расстреляна в Минске в 1938-м.

Сама Гомельщина оказалась отрезанной от недолго существовавшей Белорусской Народной Республики. В соответствии с февральским 1918 года договором Украинской Центральной рады с представителями германского блока, всё Полесье, включая Гомельский уезд, было передано Украине, в составе которой Гомельщина пробыла почти год. Однако  БНР, как и часть населения присоединённых уездов, протестовала против отрыва белорусских территорий. Для отстаивания белорусских интересов в Гомеле был назначен комиссар БНР. Им стал служащий правления Либаво-Роменской железной дороги, а с лета 1917 – председатель местной группы Белорусской Социалистической Громады –  Иосиф Нецецкий.

Полномочия комиссара были утверждены специальным удостоверением: «Народный Секретариат, согласно постановлению своему за 4 июня т. г., имеет честь сообщить Вам, что Вы назначены Заместителем Народного Секретариата БНР на всю Гомельщину и Полесье (уезды Минской губернии: Пинский, Мозырский, Речицкий; Могилевской губернии: Гомельский; Черниговской: Новозыбковский, Новгород-Северский, Суражский, Мглинский и Орловской губернии: Брянский). Для этого Вы должны войти в отношения как с высшей оккупационной властью, так и с Городами, и земствами и другими общественными организациями, чтобы там на местах организовать белорусскую власть, на которую бы могли опереться все тамошние жители – белорусы и граждане Беларуси, а в первую очередь – беженцы, которые возвращаются на свою родину. Со своей стороны Народный Секретариат примет все необходимые меры, чтобы работа Ваша на таком ответственном положении принесла реальные результаты для блага Беларуси».

Сохранились также сведения об учреждении в Гомеле белорусской беженской комиссии под руководством И. Нецецкого. Но, вероятнее всего, эта комиссия не успела развернуть какую-либо деятельность,  ибо через пару недель комиссар БНР как один из организаторов забастовки железнодорожников был арестован немецкой комендатурой и выслан из Гомеля.

Таким образом, оставшись “приграничьем БНР”,  Гомель и Гомельщина оказались совсем небезразличными к делу создания первой Белорусской республики и внесли свою лепту в общее дело.

В рамках проекта "Городские собрания ГДФ" 24 марта состоится исторический вечер, посвященный 100-летию БНР.
Участников ждет интересная лекция и праздничный концерт. Организаторы приглашают гомельчан в субботу (24.03) в 17.00 в офис ТБМ (ул. Трудовая, д.2а, 2 этаж).
Вход бесплатный.
Подробности здесь: https://vk.com/gomel_bnr100