От страха до радости. Жизнь на чернобыльских территория три десятилетия спустя

За последние годы на территориях Гомельской области, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС, в процессе реализации различных государственных программ удалось добиться того, что пост-чернобыльская ситуация находится под контролем и практически полностью управляема со стороны государства. Как результат, сегодня радиоэкологическая, социально-экономическая и социально-психологическая обстановка на пострадавших территориях более-менее стабильна. Проводимая в течение многих лет политика привела к возникновению психологического эффекта идеализации прошлого, который помог сформировать представление об очень даже хорошей жизни на загрязненной территории.

Государство в стремлении помочь людям и смягчить последствия катастрофы выделяло огромные ресурсы, которых все равно не будет достаточно для полного разрешения всех аспектов проблемы. Экономический ущерб от последствий чернобыльской катастрофы для Беларуси можно назвать невосполнимым. Следует отметить, что государственная политика в рамках указанной проблематики имела общую направленность на реабилитацию пострадавших от ЧАЭС территорий и в то же время была очень затратной. За прошедшие годы в Республике Беларусь выполнены четыре государственные программы с общим объемом финансирования около 19,4 млрд. долларов США. Все разработанные программные мероприятия имели следующие важнейшие приоритеты:

  • - капитальные вложения для переселения населения на чистые территории;
  • - защитные мероприятия, связанные с изменением специализации сельхозорганизаций;
  • - реорганизация системы проведения научных исследований по чернобыльской проблематике.

В настоящее время выполняется Государственная программа по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011 – 2015 годы и на период до 2020 года (принята постановлением Совета министров Республики Беларусь от 31 декабря 2010 года № 1922). Отличительной особенностью документа является достаточно серьезное смещение акцентов политики. При том, что сохраняется курс на адресные защитные мероприятия, основным приоритетом провозглашен переход от реабилитации пострадавших территорий к их устойчивому социально-экономическому развитию. Следует отметить, что в Республике Беларусь на настоящий момент отсутствует всеобщее понимание методологии устойчивого развития и хорошо разработанный алгоритм деятельности по реализации данной концепции в условиях пострадавших от ЧАЭС территорий.

Важным фактором влияния на процесс планирования в такой ситуации становится реакция людей на последствия чернобыльской аварии, а также их отношение к проведенной в рамках государственной политики деятельности.
Дело в том, что единого отношения к загрязнению радионуклидами со стороны жителей пострадавших территорий не существует. Скорее, необходимо говорить о целом спектре реакций, среди которых могут быть следующие варианты:

  • - Страх. Информация, получаемая в начальный период после катастрофы, у многих могла порождать ощущение, что некая невидимая, неосязаемая, неконтролируемая сила под названием «радиация» и днем и ночью угрожает твоему здоровью и самой жизни. При этом органы чувств не дают сигналов о том, что случилось катастрофическое событие. Таким образом, последствия аварии затрагивают у таких людей самый главный инстинкт – самосохранение. В результате может возникать ощущение опасной неопределенности, полной незащищенности, неуверенности в будущем. Реакцией на ситуацию в этом случае становится дополнительное беспокойство о здоровье. В таком случае человек выполняет рекомендации врачей, хотя возможно и принятие мер, сведения о полезности которых распространяются с помощью слухов.
  • - Безразличие. Можно оставаться спокойным, не обращать внимания на невидимую угрозу, сохраняя особенности поведения дочернобыльского времени в соответствии со сформированными ранее стереотипами мышления.
  • - Конформизм. Можно верить официальной информации, соблюдать рекомендации медиков и распоряжения властей по изменению стиля жизни, оставаясь в значительной степени психологически уравновешенным.

Также очевидно, что отражение запланированных и реализованных государством мер поддержки пострадавшего от аварии на ЧАЭС населения в менталитете белорусов может иметь порой совершенно полярный вид. Среди мнений могут быть, к примеру, следующие варианты:

  • - Государство сделало максимум возможного для смягчения последствий аварии на ЧАЭС, и все меры были правильными и хорошо обоснованными.
  • - Спасибо Чернобылю! Хоть дети смогли квартиры получить. А как бы они смогли это сделать с такими неподъемными для сельчан рыночными ценами? Сидели бы здесь по хатам и никуда бы выбиться не могли.
  • - Синдром жертвы. Восприятие себя неспособным изменить ситуацию, безынициативность, ожидание внешней поддержки, снижение адаптивности из-за социального безразличия.

Очевидно, что в восприятии населением последствий катастрофы на ЧАЭС имеется возможность спокойной или даже позитивной реакции. Практику отмены для населения загрязненных территорий некоторых видов льгот люди, естественно, воспринимают негативно, как ухудшение своего социально-экономического положения. Многие люди привыкли строить свой семейный бюджет с учетом финансовой поддержки со стороны государства. Когда годами создаются условия, способные поддерживать синдром жертвы, становится очень трудно мириться с потерей ставших привычными доходов.

Институт социологии НАН РБ проводил в Хойникском районе исследование, целью которого было выяснить отношение респондентов к населенному пункту своего проживания. Интерпретируя результат опроса, исследователи констатировали, что жители Хойникского района, несмотря на то что положительных изменений за последние 10 лет они не заметили, удовлетворены условиями проживания в своем населенном пункте.

В связи со сказанным у исследователей возник логичный вопрос: «Зачем планировать стратегические изменения в районе, если жители, как основные бенефициары изменений, совершенно довольны тем, что имеют? Более того, попытки нарушить статус-кво (существующее положение дел) могут даже вызвать противодействие со стороны всем довольных людей.

В то же время, по прошествии трех десятилетий обширные территории Гомельской области остаются загрязненными радионуклидами цезия-137 и стронция-90. Попытки регулирования уровня содержания стронция-90 в производимой сельскохозяйственной продукции в пределах, установленных действующими в стране нормативами, сопряжены со значительными трудностями и могут считаться малоуспешными.

В стратегической перспективе необходимо запланировать иные, не столь экологически рискованные варианты экономической активности на чернобыльских территориях.

Дозовые нагрузки на население, связанные с аварийным выбросом радионуклидов, в отдаленные сроки после аварии обусловлены в большинстве случаев поступлением радионуклидов в организм с продуктами питания, производимыми в пострадавших районах, и с пищевой продукцией леса. Радиоактивное загрязнение сельскохозяйственной продукции формируется в основном за счет корневого поступления радионуклидов в растения и далее в животноводческую продукцию.

За время, прошедшее после аварии, в результате природных процессов фиксации в почве цезия-137 и проведения защитных мероприятий в рамках государственных программ Республики Беларусь по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на пострадавших территориях отмечается снижение перехода этого радионуклида в сельскохозяйственную продукцию.

Несмотря на то, что в настоящее время по-прежнему приоритетными остаются мероприятия, направленные на снижение содержания радионуклидов в продукции сельского хозяйства, острой остается проблема получения нормативно чистого по содержанию стронция-90 зерна на продовольственные цели. За послеаварийный период наблюдается тенденция к повышению подвижности стронция-90 в почве и сохранение его высокой биологической доступности.

Как показывают данные, в Гомельской области значительное количество сельскохозяйственных земель загрязнены стронцием-90 с плотностью выше 0,3 Ки/км2. В таких условиях регулирование уровня содержания в производимой продукции стронция-90 в пределах, установленных действующими в республике нормативами, сопряжено со значительными трудностями. Сказанное означает, что в стратегической перспективе ставка на производство продукции растениеводства, удовлетворяющей требованиям республиканских допустимых уровней (РДУ), не может считаться оправданной из-за высокой степени риска ее загрязнения. Соответственно, необходимо запланировать иные, не столь экологически рискованные варианты экономической активности на загрязненных территориях.

Основными причинами, обуславливающими превышение РДУ-99 по содержанию радионуклидов в молоке, произведенном в личных подсобных хозяйствах, являются:

  • – выпас скота на неудобицах, в лесных массивах, на заливных лугах, поймах рек, т. е. на пастбищах с высоким коэффициентом перехода радионуклидов в травы;
  • – заготовка и использование кормов с содержанием радионуклидов, превышающим допустимый уровень. Таким образом, даже через 30 лет после катастрофы на ЧАЭС важнейшей задачей остается обеспечение производства нормативно чистого молока в личных подворьях населения.

Дальнейшее развитие территорий должно осуществляться с учетом возможности достижения компромисса между желанием сельских жителей иметь домашний скот и возможностью получения нормативно чистой продукции, используемой ими для личного потребления.

В связи со сказанным выше следует констатировать, что в стратегической перспективе экономическая специализация пострадавших регионов должна быть существенно скорректирована в сторону уменьшения связи населения с производством сельскохозяйственных продуктов. По возможности на таких территориях необходимо принять меры по дополнительному стимулированию развития несельскохозяйственных видов занятости.