Гражданское общество Гомельского региона в 2015 году: НЕГАТИВ

В продолжение темы, поднятой мною в предыдущей статье, на этот раз суммирую основные негативные тенденции, с которыми сталкивалось гражданское общество Гомельского региона в прошлом году. 

 

Президентские выборы

Президентские выборы 2015 года начались в июле в обстоятельствах, неблагоприятных для проведения свободных и демократических выборов: в местах лишения свободы оставались политические заключенные, систематически преследовались независимые журналисты, что, наряду с другими факторами, негативно влияло на политическую ситуацию в стране. После освобождения политических заключенных в августе 2015 г. определились положительные тенденции: появилось больше возможностей для реализации гражданских и политических прав в ходе предвыборной кампании, исчезли препятствия со стороны власти при сборе подписей за выдвижение кандидатов в президенты и проведении агитационных мероприятий.

Власти Беларуси не чинили репрессий и не создавали помех непосредственно во время массовых мероприятий, которые проводила часть оппозиции за пределами избирательного законодательства. Но организаторам таких мероприятий позже были вынесены значительные штрафы, что нарушает право на мирные собрания, гарантированное международными правовыми актами.

По официальным данным, в Гомельской области в голосовании приняли участие 995 989 избирателей (90,44%). За Лукашенко проголосовали 87,79%. Лидируют в этом плане Наровлянский и Хойникский районы, где за действующего президента проголосовало более 98%, а также Чечерский, Брагинский, Буда-Кошелевский, Ветковский, Ельский, Кормянский, Наровлянский и Хойникский, в каждом из которых эта цифра превышает 97%. В областном центре эти показатели ниже: в Новобелицком районе — 84,10%, Железнодорожном и Советском — более 80%, в Центральном — 79,91%.

Другие цифры озвучил Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). По их данным, в Гомельской области за Лукашенко проголосовало 35,4% населения, за Короткевич - 21,2%, за Гайдукевича - 6,6%, за Улаховича - 2,7%. Примечательно, что именно в Гомельском регионе Т. Короткевич пользовалась наибольшей поддержкой в целом по стране. Что касается действующего президента А. Лукашенко, то больше голосов он получил в Гродненской (42,6%), Могилёвской (41,1%), Витебской (39,4%) и Брестской (37,8%) областях.

Избирательный процесс не соответствовал ряду основных международных стандартов проведения демократических и свободных выборов. Это было обусловлено отсутствием равного доступа к средствам массовой информации для всех кандидатов, отсутствием беспристрастных избирательных комиссий, активным использованием административного ресурса в пользу действующего Президента, многочисленными фактами принуждения избирателей к участию в досрочном голосовании, закрытостью ряда избирательных процедур для наблюдателей. Наиболее важным основанием для критики выборов остается отсутствие прозрачности подсчета голосов, что не позволяет считать объявленные результаты выборов отражением волеизъявления избирателей.

Смертная казнь

Несмотря на жесткую критику со стороны национальных и международных организаций, в Беларуси сохраняется законодательство, предусматривающее смертную казнь в качестве исключительной меры уголовного наказания, а также практика приведения приговоров в исполнение. Наказание происходит путем расстрела в день, о котором не сообщают ни осужденному, ни его близким. Место захоронения казненного остается в тайне; родственникам для захоронения тело расстрелянного не выдается, а высылается одежда тюремного образца, в которой тот ждал наказания.

В январе 2015 года Ольга Грунова, мать расстрелянного жителя Гомеля Александра Грунова, получила первые ответы на запросы о необходимости изменения законодательства, запрещающего родственникам хоронить тела казненных. Из письма председателя Постоянной комиссии по законодательству и государственному строительству Совета Республики Национального собрания Лилии Мороз стало известно, что противоречий национального законодательства Конституции и Международному пакту о гражданских и политических правах она не видит. Заместитель председателя Верховного Суда В. Калинкович не увидел оснований для внесения в Конституционный Суд предложения о проверке конституционности поднятого вопроса. Администрация Президента Беларуси также отказалась инициировать перед Конституционным судом вопрос об изменении законодательства, которое запрещает родственникам хоронить тела расстрелянных. Аналогичный отказ Ольга Грунова получила и из аппарата Совмина. Не смогла добиться Ольга Грунова решения болезненного для нее вопроса и через судебную систему. В начале февраля судебная коллегия по гражданским делам Гомельского областного суда отказалась удовлетворить ее претензии, оставив в силе решение суда Центрального района об отказе в возбуждении гражданского дела против Гомельского областного суда и Департамента исполнения наказаний. Ольга Грунова направила надзорную жалобу на имя председателя Гомельского областного суда Сергея Шевцова и одновременно обратилась с индивидуальной жалобой в Комитет по правам человека ООН с просьбой установить факт жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения со стороны государства, а также рекомендовать правительству Беларуси привести национальное законодательство и практику его применения в этой части в соответствие с международными договорами страны. В декабре 2015 г. Комитет по правам человека ООН (КПЧ) зарегистрировал индивидуальную жалобу Ольги Груновой.

18 марта Гомельским областным судом был вынесен смертный приговор 21-летнему жителю Речицы Сергею Иванову. Процесс проходил в закрытом режиме. Обвиняемый безуспешно обжаловал приговор в кассационном порядке в Верховном Суде РБ. 15 октября КПЧ подтвердил регистрацию обращения координатора кампании “Правозащитники против смертной казни в Беларуси” Андрея Полуды, который является доверенным лицом приговоренного к смертной казни Сергея Иванова. В сообщении Комитета ООН говорится, что обращение зарегистрировано в КПЧ и направлено соответствующее уведомление государству, а также, что Комитет просит государство не исполнять приговор до момента принятия решения по обращению.

Давление на правозащитника Судаленко

8 апреля в помещении общественно-политического центра в г. Гомеле, где находятся офисы нескольких общественных объединений, был проведен обыск, изъяты четыре системных блока. Обыск был проведен также и в квартире правозащитника Леонида Судаленко, изъяты системный блок компьютера и ноутбук. Формальным поводом для обыска стал якобы распространенный из IP-адреса центра ролик порнографического содержания.

По факту распространения порнографических материалов с электронного почтового адреса Леонида Судаленко, контроль над которым он потерял еще в декабре 2014 года, было возбуждено уголовное дело. Судаленко заявил, что это провокация, направленная на создание препятствий в его правозащитной деятельности. В итоге, уголовное дело было прекращено, однако давление на правозащитника со стороны других государственных органов продолжался практически в течение всего года.

24 мая на литовско-белорусском границе в пункте пропуска “Каменный лог” в отношении Судаленко была проведена операция таможенного контроля в виде личного досмотра, а также досмотра вещей и автомобиля. Таможенниками был изъят ноутбук Судаленко “для проверки”. Правозащитник в этот день возвращался с Форума некоммерческого права, который проходил в Вильнюсе 23-24 мая.

25 августа Леонид Судаленко возвращался домой на поезде Вильнюс-Минск. На первой белорусского станции Гудогай представители пограничной службы после проверки документов сообщили Судаленко, что ему необходимо покинуть поезд на следующей станции и пройти с ними для прохождения операции таможенного контроля в виде личного досмотра. При этом, никаких объяснений причин и оснований для проведения этого вида таможенного контроля правозащитнику представлено не было.

Примерно в 21.00 на станции Молодечно Судаленко с применением физической силы был вынесен из вагона поезда, доставлен в помещение пункта таможенного досмотра “Молодечно” Минской региональной таможни, где он был подвергнут личному досмотру с составлением соответствующего протокола. Ничего запрещенного к перемещению через государственную границу или вещей, подлежащих обязательному таможенному декларированию, при Судаленко и в его багаже  обнаружено не было. Домой он вынужден был добираться на другом поезде, стоимость проезда ему не компенсировали.

Также, продолжали оказывать давление на правозащитника и налоговые органы по месту жительства. Так, налоговая инспекция Гомельского р-на вынесла в адрес Судаленко требование о предоставлении декларации о доходах и имуществе под грифом “для служебного пользования” за 10 лет. Ранее Судаленко уже отчитывался перед налоговой инспекцией о своих доходах по 2012 год включительно. В связи с этим, правозащитник обратился в суд Советского р-на Гомеля с требованием обязать налоговую инспекцию Гомельского р-на “рассекретить” информацию о том, кто же является инициатором налоговой проверки. 26 августа суд Советского р-на г. Гомеля отказал в удовлетворении жалобы. По результатам налоговой проверки, в отношении Судаленко было возбуждено административное производство. Позже все административные дела в отношении правозащитника, начатые ранее таможенными и налоговыми органами, были прекращены, а изъятый таможенниками ноутбук был возвращен владельцу.

Преследование независимых журналистов

В январе 2015 г. были зафиксированы факты привлечения к административной ответственности журналистов, освещавших общественно-значимые события: их действия были расценены как участие в несанкционированном массовом мероприятии. Так, согласно постановлению суда Светлогорского района от 23 января гомельские журналисты Лариса Щиракова и Константин Жуковский были признаны нарушителями ч. 1 ст. 23.34 КоАП (“нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия”) и оштрафованы. Журналисты снимали на видеокамеру пикет общественного активиста. Суд пришел к выводу, что журналисты заранее знали о пикете и “намеренно оказали Юрию Ляшенко содействие, обеспечили видеофиксацию пикетирования, совместно находились в запрещенном для пикетирования месте”.

Давление на церковь “Преображение”

В начале июня в Гомеле в домах пастора церкви “Преображение” Сергея Николаенко, а также дьякона церкви Александра Чуева сотрудники милиции провели обыски. Были изъяты печать и ряд документов общины. По словам указанных лиц, в их отношении ведется проверка по уголовной статье 193.1 Уголовного кодекса за деятельность в составе незарегистрированной организации. В постановлении о проверке жилья, подписанной гомельском прокурором Зайцевым, указано, что в домах Сергея Николаенко и Александра Чуева может “незаконно находится литература религиозного характера или литература с информацией, которая посягает на права, свободы и законные интересы граждан либо может препятствовать исполнению гражданами их государственных, общественных, семейных обязанностей, а также уставные документы незарегистрированной вышеназванной организации, списки ее членов, расписание мероприятий, отчеты о проведенных мероприятиях, собраниях, финансовые отчеты, печати и прочее”. 19 июня судья Центрального района Гомеля Виктор Казачок оштрафовал пастора церкви “Преображение” Сергея Николаенко на 3,6 миллиона рублей за проведение богослужения в арендованном помещении. Суд признал богослужение официально зарегистрированной религиозной общины несанкционированным массовым мероприятием, так как оно не было согласовано с районной администрацией. Церковь “Преображение” зарегистрирована в установленном порядке в Гомеле с 2004 года. В 2012 году она прошла перерегистрацию. А в марте 2015 года община заключила договор аренды помещения для богослужений. В июле Гомельская городская прокуратура вынесла пастору официальное прокурорское предупреждение о недопустимости осуществления деятельности от имени незарегистрированной религиозной организации.

Срыв закрытого ЛГБТ-мероприятия в Гомеле, избиение гея в Жлобине

В марте беларуские спецслужбы сорвали закрытое ЛГБТ-мероприятие в Гомеле. За два дня до праздничной вечеринки к владельцам клуба, где должно было состояться мероприятие, пришли двое, представившиеся сотрудниками Комитета по наркоконтролю Гомельской области. Формального запрета не последовало, но организаторов предупредили, что у них будут проблемы. Последний раз закрытое мероприятие сексменьшинств проходило в Гомеле в 2012 году; с тех пор региональный ЛГБТ-активизм ушёл в ещё более глубокое подполье.

В Жлобине неизвестные напали на местного жителя с нетрадиционной сексуальной ориентацией. 32-летнего Александра сильно избили, сняли с него одежду, порвали рубашку и футболку. Молодого человека оскорбляли, причем снимали все это на видеокамеру, и заставляли говорить на камеру, что он гей и “спит с малолетками”. У Александра забрали и разбили мобильный телефон, угрожали “порезать на кусочки”. По словам Александра К., это произошло 28 апреля. Предварительно он не обращался в милицию, так как был сильно напуган, потом друзья уговорили его написать заявление и снять побои. “Было много синяков, до 6-10 см в диаметре. Били ногами”, - рассказал  молодой человек. 8 мая Александра вызвали в милицию по поводу его заявления и сообщили, что личности тех, кто избивал его, уже известны правоохранительным органам. По словам молодого человека, он не первый раз терпел оскорбления и нападения из-за своей нетрадиционной ориентации.