Наша аналитика :: Право

Права человека в Беларуси: уход «в минус»

prava-chПрошедшая на прошлой неделе пресс-конференция Александра Лукашенко мало чем отличалась от подобных мероприятий последних лет. Комментаторы отметили, что, судя по риторике главного персонажа, ожидать больших сдвигов в плане возможной либерализации, что экономической, что – политической, вряд ли стоит. Однако один из пассажей главы государства подтвердил достаточно неприятный для белорусов тренд. Если всё пойдёт, как сейчас намечается, похоже на то, что белорусы – нация в самом центре Европы, скоро окажутся в положении народа, который полностью лишён гарантий каких бы то ни было прав человека.

Права человека? О чём это мы?

В современном мире о правах человека говорят достаточно много, и в определённых кругах людей и тем это даже является в какой-то степени модным трендом. На улице можно подойти к любому прохожему и задать ему любой вопрос по теме, и, отвечая, никто даже не переспросит: «А что такое права человека и с чем их едят?». Сам о себе термин кажется понятным, и мало кто считает нужным вникать в детали.

Между тем, понятие «права человека» достаточно многогранно и содержит в себе как минимум несколько тематических блоков, если можно их так охарактеризовать. Можно попробовать коротко описать каждый из них.

Политические права

Когда мы говорим о политических правах, мы имеем ввиду следующие неотъемлемые свободы:

  • - Свобода слова, подразумевающая свободу получения и распространения любой, незапрещённой информации, а также запрет любого вида цензуры;
  • - Свобода собраний, подразумевающая возможность проводить встречи граждан как под открытым небом, так и в помещении, при условии мирного характера встречи;
  • - Свобода совести, заключающаяся в праве иметь любые убеждения;
  • - Равенство всех перед законом, запрет любых форм дискриминации;
  • - Свобода ассоциаций, как право создавать любые организации и союзы, для реализации совместных интересов либо консолидированной защиты прав.


Личностные права

Когда мы говорим о блоке личностных прав, мы в самой большой мере говорим именно о неотъемлемых правах человека: неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, неприкосновенность собственности, неприкосновенность частной жизни – всё это те категории, которые могут быть нарушены только по решению суда и только в тех случаях, если человек является потенциально опасным для общества.

Социально-экономические права, включающие в себя:

  • - Право на труд;
  • - Право на государственное социальное обеспечение в случае необходимости;
  • - Семейное право (материнство, детство, отцовство)
  • - Право на жильё
  • - Право на защиту здоровья (здравохранение)
  • - Право на достойные условия труда и достойную оплату труда, свободу труда


Историческое разделение

Казалось бы, все перечисленные естественные права человека могут восприниматься только вместе, как нечто единое и неделимое, потому что, стоит достать из этой пирамиды хотя бы одну карту, и весь «домик» рухнет, поскольку личность не может быть полностью свободной даже если не хватает хотя бы одного из перечисленных звеньев. Можно обладать полностью гарантированными политическими правами, но если у тебя не будет постоянного места работы ты никогда не сможешь их реализовать в полной мере: вместо того, чтобы ходить на встречи либо потреблять информацию, ты будешь бегать по улицам в поисках случайного заработка. И – наоборот. Ты можешь быть обеспечен прекрасной работой, однако оставаться крайне уязвимым в том случае, если у тебя нет политических гарантий: в любой момент, по чьей-то прихоти (например, чтобы посадить на «тёпленькое местечко» своего протеже) тебя этой работы могут лишить, и правды ты не добьёшься.

Всё это очевидно для любого здравомыслящего человека. Однако, как ни парадоксально, но в истории становления и развития прав человека как явления, самый долгий период (с принятия Всеобщей декларации прав человека и, по субъективному мнению автора, до конца XX века) характеризуется как время, когда подавляющее большинство жителей Земли, в том числе – и жителей государств Запада, не имели всех без исключения гарантированных им, казалось бы, прав.

В силу ряда объективных и субъективных факторов (о них – чуть ниже), сложилось так, что во главу угла политик правительств стран Запада в отношении своих граждан были поставлены личностные и политические (гражданские) права, в то время, как страны коммунистического блока, начисто проигнорировав упомянутые блоки, сосредоточились на обеспечении граждан правами социально-экономическими. То есть – на гарантиях необходимого для выживания минимума.

Повторимся: для этого существовал ряд объективных предпосылок. В Западной Европе после войны наблюдался экономический бум, который был связан с возобновлением разрушенного воной хозяйства. В реализации этой политики старая Европа опиралась на беспрецедентные американские кредиты, которые выдавались под определённые политики («План Маршалла»), и через это перед европейцами открывались огромные возможности для предпринимательства и частной деловой инициативы. На этом фоне вопросы трудовых и социальных гарантий воспринимались как второстепенные, первостепенными же становились вопросы увеличения капитала и стимулирования деловой сферы, которые, понятное дело, нередко могут входить в противоречие с социальными и трудовыми гарантиями.

Одновременно правительства европейских стран культивировали мыль о том, что для устойчивого развития, и, самое главное – гарантирования континента от новых потрясений, необходимо исключить саму возможность появления каких бы то ни было диктатур, поскольку именно диктатура, не считаясь с личностными свободами граждан и их политическими правами, в конечном итоге, имеет самый большой потенциал агрессии. Таким образом, реализация и гарантия именно личностных и гражданских прав рассматривалась как залог благополучного и мирного существования и развития, в том числе – и экономического. Возможное же гарантирование прав социальных не считалось «задачей №1», поскольку, во-первых, с ростом экономики большинство социальных благ становились всё более доступны и без государственного упора на эти темы, и, во-вторых, чрезмерное увлечение социальной «уравниловкой», как известно, априори противоречит интересам наращивания капитала и развития частной деловой активности.

В СССР в это же время преобладал совершенно другой подход. Эта страна понесла самый большой урон в ходе прошедшей войны, притом, не только на уровне народного хозяйства, но и на низовом уровне, уровне отдельной семьи, отдельного человека. Грубо говоря, очень многие люди остались без жилья, без работы, без средств к существованию. Доступные ресурсы государства были чрезвычайно ограничены, и удовлетворение именно первичных потребностей граждан являлось первостепенной задачей просто для того, чтобы сохранить государство. Понятно, что среди обнищавших жителей именно эта идея, идея гарантированного социально-экономического минимума, находила самый большой отклик, поскольку именно в этом были главные потребности людей. Вопросы политики отходили на второй план, тем более, что ещё и до войны коммунистическая партия вела в обществе совершенно недвусмысленную политику, говорящую о том, что только она, партия, обладает монополией не только на власть, но и на убеждения, и на влияние на умы. Поскольку в результате войны именно эта партия осталась у власти, не было никакой возможности для того, чтобы её политика изменилась.

Таким образом, ещё на заре появления, обоснования и внедрения на государственном уровне прав человека, исторически сложилось так, что страны капиталистические и демократические больше сосредотачивались на правах гражданских (политических) и личностных, страны с авторитарной либо тоталитарной идеологией отодвигали эти права на второй план, стремясь сохранить монополию на власть, и предлагая гражданам взамен них необходимый социальный минимум. Примечательно, что в обоих случаях политика правительств находила если не полную, то более чем ощутимую поддержку большинства населения.

Советское наследие для современной Беларуси

В рамках описанных парадигм представляется совершенно логичным то, что Александр Лукашенко, придя к власти с мечтой о воссоздании СССР и не имея представления о том, как можно управлять страной демократическими методами, предложил населению в вопросах обеспечения своих прав воскрешение старой, советской модели: отказ от личностных, гражданских и политических свобод, взамен на гарантию прав социальных и трудовых. На волне тяжелейшего экономического кризиса начала 90-х, разрушения народного хозяйства, старых экономических связей, потери населением сбережений и уверенности в завтрашнем дне, неудивительно то, что такой посыл, как и сразу после войны, нашёл полный отклик у измученного социума.

Таким образом, несмотря на распад СССР, на полное идеологическое и моральное поражение советской модели (во всех смыслах: как экономической, так и социальной и правовой) в «холодной войне», Беларусь, в вопросах прав человека, вернулась в «нулевую» точку: при соблюдении одного блока прав, - полное игнорирование всех остальных. С всеобщего (за малым исключением) согласия.

Что сейчас? Что впереди?

При анализе отношения белорусских властей к правам и свободам личности на данном этапе, важно понимать: полное игнорирование таковых даже при СССР было только лишь до Второй мировой войны, в принципе, тогда, когда само понятие ещё не было в полной мере сформулировано. Но даже при Сталине, уже после окончания военных действий, СССР не позволял себе оставлять своих граждан вообще без каких-либо прав.

Что же в сегодняшней Беларуси? Как уже сказано выше, сегодня в нашей стране гражданские, политические и личностные права принесены  жертву государству во имя сохранения социальных гарантий. Однако тенденции последних месяцев говорят о том, что государству этого кажется мало и всё идёт к тому, что у белорусов заберут последние права. Таким образом, Беларусь вернётся даже не в советскую эпоху, она вернётся  сталинскую довоенную эпоху, как будто и не было потрясений Второй мировой, как будто не было и нет ООН с её Декларацией, как будто не ратифицировала РБ Международный Пакт о гражданских и политических правах ООН, как будто не входит в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Декрет № 9, подписанный А. Лукашенко запрещает работникам деревообрабатывающих предприятий увольняться с места работы. Таким образом, нарушаются основополагающие права «социально-экономического» блока, такие как право на свободу труда, право на достойные условия и достойную оплату труда. О какой «свободе» может идти речь в условиях запрета на увольнение, то есть – фактического закрепощения? И о какой достойной оплате может идти речь, если, при невозможности работников разбежаться, исчезают последние стимулы для руководства стремиться на этом поприще быть конкурентоспособными? Вопросы эти – чисто риторические.

Здесь полезно будет также вспомнить, что за последние годы существенно пострадали и другие социально-экономические права белорусов.

Так, уже в 2013 году войдут в действие поправки к Жилищному кодексу, которые лишают жителей Беларуси гарантий права на жильё. Согласно новой редакции, выселять белорусов с занимаемой жилплощади «без предоставления жилья», теперь можно будет по целому ряду оснований: выселить можно бывшего мужа или жену, в том случае, если он не имеет доли в квартире (п. 2, ст. 95), в случае наличия соглашения, заключенного до вселения либо во время проживания, собственник жилья может выселить даже действующих членов своей семьи (п. 1, ст. 85), выселить без предоставления жилья можно также в случае неуплаты кредита, взятого на постройку квартиры (п. 5, ст. 75), кроме того, теперь, без всяких проволочек, белорусы могут быть выселены из служебного жилья (п. 1, ст. 92), а также, при наличии пятимесячной задолженности – из общежития (п. 2, ст. 93).

Излишне говорить, что все эти положения создают условия, при которых очень и очень многие наши граждане уже в самом недалёком будущем станут лицами БОМЖ.

Законодательно нигде не ущемлены, но на деле мы уже давно знаем, что право на охрану здоровья, равно как и право на социальное обеспечение, де-факто подверглись в Беларуси серьёзному купированию.

Так, ни для кого не секрет, что количество платных услуг в наших учреждениях здравоохранения уже не уступает количеству бесплатных. Наличие практики, когда пациент, находящийся на излечении на стационаре, должен сам обеспечивать себя лекарствами (бесплатным, таким образом, для него является лишь работа медперсонала), как минимум сводит «бесплатность» к уровню 50/50. Ну а что касается социального обеспечения в случае необходимости, то отмены льгот «афганцам» и «чернобыльцам» говорят сами за себя.

В результате мы видим, что от всего блока социально-экономических прав в Беларуси остались лишь рожки да ножки.

Заканчивая данный анализ, хочется акцентироваться на следующем.

До Второй мировой войны идеология прав человека как явления не была сформулирована в окончательном виде и, соответственно, не фигурировала в государственной политике ни одной из мировых стран. Именно в те времена Сталин практиковал эксперименты по закрепощению рабочих и раскулачиванию крестьян, подобные тем, которые ныне проводит власть на белорусских предприятиях деревообработки.

Однако уже после Второй мировой войны, под давлением обстоятельств, а также в результате сильнейшего экономического урона, повергшего страну в нищету, СССР был вынужден признать наличие у людей определённых прав и предоставить им некоторый уровень гарантий. Это были не гражданские и не политические права и свободы, но, хотя бы, социально-экономические.

По прошествии нескольких десятков лет современная Беларусь, так и не пришедшая к осознанию и признанию важности гражданских и политических свобод, докатилась до фактического нивелирования и социально-экономических прав. Тем самым страна сошла с условного «нулевого уровня» восприимчивости к правам личности (когда признаются одни права, но не признаются другие), и ушла в полный «минус», отказавшись от любых гарантий.

Делается это именем целесообразности: вот, мол-де, сегодня надо отмодернизировать деревообработку, поэтому мы, мол, отменим такие-то такие-то права.

Весь вопрос в том, кто и на каком основании определяет эту целесообразность, и не слишком ли большую цену, в виде отката к довоенному сталинизму, мы за это должны заплатить?

Новые статьи

Закономерности голосования на избиратель…

31-10-2016 Просмотров: 413

Закономерности голосования на избирательных округах Гомельской области

Четвертые подряд парламентские выборы в Гомельской области заканчиваются полной абсолютной победой «провластных» кандидатов. Тем не менее, нельзя не заметить некоторые изменения в результатах голосования. «Стратегическая мысль» оценила, как изменяется уровень...

Новости организации

Издания